А. Н. КИРПИЧНИКОВ РУССКИЕ ШЛЕМЫ X—XIII вв.

На лобной части шлема имеется прямоугольный вырез для прикрепления маски-личины рис. Таким образом, боевое наголовье скрывало не только голову, но и лицо. Маска, снабженная прорезями для глаз и носовыми отверстиями, скульптурно реалистически изображает лицо горбоносого усатого человека без отличительных восточных признаков. На маске два бронзовых уха; на левом ухе и на подбородке два кольца, вероятно, для скрепления с кольчугой. От шпиля до половины высоты на тулье шлема симметрично расположены четыре желобчатых углубления. Каневского уезда раскопки О. Макаревича в г. Шлем стоял у головы погребенного воина. Маска повернута и откинута на тулью рис. Над круглым основанием высится конический четырехгранник тулова с жолобом на каждой грани. На лобной части вырез для личины. По краю остатки бармицы. Маска портретно реалистична и напоминает личину первого шлема. Позднее шлемы с маской унаследует монгольское войско несколько таких наголовий XV в. Наряду со шлемами вытянутой формы на территории черных клобуков найден также образец полусферической формы. Бранденбурга близ [62] с. Скрепляют тулью четыре крестообразно расположенные полосы и обруч по нижнему краю. На пластинах имеется долевой жёлоб, вместо навершия — теменная пластинка с колечком, от которой спускаются четыре узких выпуклых полоски. Таким образом, корпус шлема продольно делится на восемь частей восьмью усиливающими полосками способ, известный нам [63] по одному из гнёздовских образцов. О происхождении данного экземпляра судить трудно. Почти все железные шишаки из Южной Киевщины лишены богатых украшений и проще шлемов X в. Из 65 погребений, раскопанных Н. Бранденбургом и содержавших оружие или части конской упряжи, шлемы оказались только в трех. Пожалуй, самым интересным из коллекции Н. Бранденбурга является шлем из размытого водой и разграбленного кургана у с. Черкасского уезда Киевской губ. Стремена, судя по плоской овальной форме, приближаются к типу XIII в. Последний сплошь покрыт золоченой медью и отличается от ранних золоченых образцов рис. Венец по нижнему краю шлема сохранил гравированный растительный орнамент в виде вьющейся ветви с листочками.

Фон расчеканен мельчайшими углублениями. Корпус увенчан цельной медно-золоченой розеткой, держащейся на четырех заклепках и оформленной в общем в том же стиле, что и венец. Орнамент ее разделен на четыре секции; к растительным завиткам здесь добавлены ромбы, вырастающие из ветвистого побега рис. Края розетки и венца прочерчены мелким зигзагом. В центре верхушки имеется отверстие от небольшого несохранившегося стерженька. По нижнему краю венца — ряд мелких неровных отверстий от сорванной бармицы. Лицевая часть обозначена небольшим прямоугольным вырезом. Никаких следов наносника не заметно. Растительный орнамент венца шлема представляет редкую возможность для датировки. Он полностью совпадает с рисунком древнерусского Евангелия г. Румянцевского музея в Москве. На основании этого памятник может быть отнесен к XII или первой половине XIII в.

рыбаков шлем

С разновидностью неглубоких шлемов без наносника сопоставляется экземпляр из тайника Десятинной церкви. Находка принадлежала какому-то представителю киевской знати, искавшему убежище в тайнике во время штурма Киева монголами рис. Среди древнерусских шлемов наиболее поздними являются крупные крутобокие боевые наголовья, появившиеся, по-видимому, в ходе феодальных междоусобиц. Новые шлемы, самые крупные в истории домонгольского доспеха, полностью закрывали голову и лицо. Их возникновение свидетельствует об известном утяжелении предохранительного вооружения. Процесс этот в гораздо более ощутимой форме протекал в Западной Европе и привел там к появлению громоздких и неуклюжих шлемов. К упомянутому выше типу относится прежде всего шлем Ярослава Всеволодовича найденный близ с. Лыкова в 20 верстах от места Липицкой битвынеоднократно изданный и описанный. Одни исследователи определяют время его изготовления [64] началом XIII, другие — 40—ми годами XII в. Бабичи; 1а, б — детали шлема из Бабичи; 2 — тайник Десятинной церкви; 3 — с. Лыково; 4 — с. Никольское; 5 — Киев. Георгия, Василия, Федора и на челе — образом архангела Михаила с черневой посвятительной надписью. По краю проходит орнаментная кайма с изображением грифонов, птиц и барсов, разделенных лилиями и листьями. Чеканная отделка близка к Владимиро-Суздальской белокаменной резьбе, 92 что, может быть, указывает место изготовления памятника. К макушке прикреплено небольшое навершие, на кайме ряд дырочек, пробивших орнамент и корпус. Возможно, что они служили для прикрепления подкладки. Кроме того, кругом по ободу в пяти местах имеются сломанные ушки для бармицы. Носовая пластина снабжена двумя отверстиями для дыхания. Оленин, отмечал следы железкой полуличины. До сих пор еще виден их облом по бокам верхней части наносника. О первоначальном виде лицевой части так называемого шлема Ярослава Всеволодовича можно судить по другому образцу, найденному в г. Среди русских древностей шлем не фигурировал и ошибочно был отнесен к татарским. Тулья этого шлема состоит из трех частей, выкована для увеличения прочности продольными желобками. К передней части прикреплена накладка с вырезами для глаз и горбатым заостренным наносником. Края накладки — своеобразной полумаски — и обрез наносника снабжены мелкими дырочками для бармицы, закрывавшей, кроме шеи, всю нижнюю часть лица. По низу корпуса — остатки восьми-девяти петель для тыльной части бармицы. Весь шлем покрыт тонким серебряным вызолоченным листом, который во многих местах поврежден и выкрошился; 96 форма его крутобокая, без вытянутости и шпиля. Памятник испытал на себе все превратности в развитии русского оружиеведения. Его называли норманским, немецким, скандинавским, Полянским, но по-настоящему не издали ни разу. К трехчастной тулье этого шлема прикреплен длинный узкий наносник с выкружками для глаз, частично сохранивший серебряную набивку.

Следов нижних окологлазных выкружек не сохранилось, но наличие их очевидно. На макушке помещен небольшой стерженек Основные размеры и детали устройства совпадают с шлемом, найденным близ с. Безусловно, к шлемам данного типа относится и полуличина, украшенная золотом и серебром, происходящая из богатого дома середины XII в. При костяке оказались также кольчуга, стремена, остов лошади. К передней части шлема была прикреплена медная пластинка длиной около 13 см. Описанные экземпляры настолько своеобразны, что исключают мысль о каком-либо заимствовании. От своих западных современников они, между прочим, отличались круговой бармицей западные образцы или упирались боковыми, длинными стенками в плечи и стесняли движение головы, или не имели бармицы, заменявшейся кольчужным капюшоном. Характерными чертами данной группы является полное прикрытие головы и лица и рыцарская эмблематика в качестве украшения. Эти два признака можно усмотреть, [66] как мне кажется, и в летописных известиях.

рыбаков шлем

Так, в г. Изяслава Мстиславовича, упавшего с коня, хотели убить свои бойцы, не узнав его. Изяслав успел снять шлем и был узнан. Находки шлемов X—XIII вв. Бабичи ; 17 — Райковецкое городище; 18, 19 — Киев; 20, 21 — Княжая гора; 22 — с. Юрьев-Польский; 24 — с. Несмотря на феодальное дробление земель, боевые наголовья последнего типа, судя по находкам, одинаковы как на севере, так и на юге страны. Сейчас нельзя учесть все разнообразие типов и разновидностей домонгольских шлемов. К последним, например, относятся экземпляры колоколовидной формы с полями. Прохорова приводится такой образец IX в. Однако в шлеме с полями нарисован Андрей Боголюбский на л. Оленин сопоставил форму данного памятника с шапкой на печати новгородца Ивана Иремьнича на договоре г. Согласно одному арабскому наставлению XIV в.

рыбаков шлем

Обстоятельства, подтолкнувшие к такого рода усовершенствованию, сложились не ранее второй половины XII в Много занимался шлемами оружиевед Э. К данной теме Э. Специально шлемам посвящена его последняя статья на немецком языке. Среди дореволюционных русских археологов Э. Ленц являлся самым последовательным сторонником происхождения русского оружия, в том числе и шлемов. В основу классификации боевого наголовья исследователь положил такой признак, как способ защиты лица.

Клевалка

В результате было выделено четыре группы: Классификация оказалась весьма формальной искусственно объединяла памятники, разделенные по времени несколькими столетиями, а по месту находки тысячами километров Смоленск и Керчь; Киев и Тобольск. Картографирование находок, которое наглядно обнаруживало непримиримые недостатки предложенной схемы, Ленц отверг. Ленца о происхождении русских шлемов продолжил и углубил В. Он расположил раннесредневековые шлемы Восточной Европы в определенном хронологическом порядке и проследил их генезис в течение широкого отрезка времени, а также удачно реконструировал ряд образцов.

  • Купить эхолот для рыбалки с лодки пвх в рязани
  • Семена конопли для рыбалки интернет магазин
  • Общество охотников и рыболовов южноуральск
  • Не ловит gps на philips
  • Однако все изданные им шлемы В. Арендт трактовал как кочевнические, отбрасывая все находки, противоречащие его классификации. Таким образом, в статьях как Э. Ленца, так и В. Арендта древнерусские шлемы совершенно не выделялись и были обезличены среди восточных древностей вообще. Решительный сдвиг в изучение рассматриваемой темы внесли наши ученые. Вопрос об исследовании шлемов, однако, часто ограничивался немногими широко известными памятниками; специальной разработки эта область оружиеведения не получила. Материал о шлемах очень разнороден как в количественном, так и в хронологическом отношении. Известны образцы и X и XII—XIII вв. В настоящей работе рассматривается 27 шлемов X—XIII вв. Преимущество сфероконической формы обеспечило шлемам многовековое существование. Классическим примером сфероконического шлема является образец, найденный в г. Вместе с прямым однолезвийным мечом, частью кольчуги и византийскими монетами VIII в. Корпус шлема склепан из четырех частей. К передней части прикреплен наносник, переходящий в дуговые надбровные валики. Бармица привешивалась к шлему при помощи прута, пропущенного в прямоугольные петельки. Всем Удачи в выполнении этого не простого задания! Перечный слизняк гр. Лока снежные врата ямка 18,10 над тетрадкой день. Может быть кому-нибудь будет нужно. За что боролись, на то и. Снежные врата яма 18,10 уда. В этой же ямке, что-то крупное за тонну клюет на икру, поставлю потом мощную уду для информации. Просто дырявый пустой шлем Суровый берег, ямка над алкоголем. По сравнению с Восточным Критом, акул и китов, разловил быстро.

    Гренландия

    За двое игровых суток можно лямов денег заработать. Конечно нужны уды мощные 3 Тонны. Акула белаякг. Акула гренландскаякг. Ремнезуб атлантическийкг. Акула серо-голубая ,91 кг. За этого пинагора что на скрине получил больше ста тысяч опыта. Решил половить белую акулу на Гренландии. Может по подскажет по каким локациях мигрирует и какие основные блесна,проводки для нее. Всем доброго времени суток. Рыбакова, шлем был привозным Можно высказать предположение, что русские оружейники в период создания Киевского государства были знакомы с образцами вроде оскольского и, очевидно, восприняли их внешнюю форму. Однако в целом вопрос о происхождении раннесредневекового русского шлема значительно сложнее. Его легче осветить, познакомившись с самими образцами. Древнейшие русские шлемы найдены в курганах с сожжением, причем, как правило, в самых больших и самых богатых. Обзор лучше начать с севера. Сизовым, наряду с другим оружием, был найден и шлем. Он прикрывал собой копье и меч, возле лежал умбон от щита. Захоронение датирует дирхем г. Шлем подвергся сильному действию огня рис. Корпус его, по-видимому, состоит из четырех частей, склепанных четырьмя крестообразно наложенными накладками; кроме того, каждая четверть делится еще продольной рубчатой полоской на две части. Сверху приклепана втулка для плюмажа или султана Нижний край опоясывает обруч, выходящий на наносник. Накладки сохранили следы золотой насечки. К шлему прикипела бармица с оторочкой из медных колец Уже издатель шлема отметил, что нельзя не признать его местного своеобразного характера. Второй шлем найден в том же Гнёздовском могильнике в кургане 86 18 раскопки С. Сергеева в г. Он находился на огнище вместе с кольчугой и прикрывал меч и нож, вертикально воткнутые в землю рядом было копье. Сохранность его лучше, чем предыдущего шлема; орнамент отсутствует рис. Тулья составлена из двух половин, соединенных наклепанной полосой с двойным рядом часто расположенных заклепок. Нижний край стягивает широкий обруч с рядом крупных петель для бармицы Кольца бармицы 4—5 мм в диаметре при толщине 1 мм. Под шлемом встретилось несколько мелких шариков золота и серебра вероятно, остатки украшений. Погребение датируется по типу меча, относящегося, судя по норвежским аналогиям, скорее всего к группе V первая половина X в. От предыдущего образца шлем отличается конической формой, а также отсутствием навершия-втулки и орнаментального убора. Следующая группа шлемов связана с Черниговым, где в — гг. В дальнейшем шлем претерпел вовсе не украшательскую модернизацию. На макушку прямо на чеканные изображения было приклепано шпилеобразное навершие, а на лицевую часть прибита полумаска, грубо закрывшая ноги начельного архангела.

    Все эти переделки, возможно, свидетельствуют о неоднократном использовании изделия и о его нескольких владельцах.

    Великий шлем вождя

    О первоначальном виде лицевой части и внешней форме 74 много испытавшего шлема Ярослава Всеволодовича можно судить по другому образцу, найденному у с. Среди русских древностей шлем не фигурировал и ошибочно относился к татарским. Тулья из трех частей выкована для увеличения прочности продольными желобками. К передней части прикреплена накладка с вырезами для глаз и горбатым заостренным наносником. Края накладки-полумаски и обрез наносника снабжены мелкими дырочками для бармицы, закрывавшей кроме шеи всю нижнюю часть лица. По низу корпуса заметны остатки 8—9 петель для тыльной части бармицы. Весь шлем покрыт тонким серебряным позолоченным листом, который во многих местах поврежден и выкрошился. Памятник испытал на себе все превратности в развитии русского оружиеведения. Его называли норманским, немецким, скандинавским, Полянским. К трехчастной тулье этого шлема прикреплен длинный узкий наносник с выкружами для глаз, частично сохранивший серебряную набивку. Следов нижних окологлазных выкружек не сохранилось, но наличие их очевидно. По-видимому, к этой же группе относится шлем из грабительских раскопок кургана в г. При костяке оказались также кольчуга, стремена, остов лошади. К передней части шлема была прикреплена медная пластинка длиной около 13 см с изображением св. Xарактерные черты шлемов данной группы — полное прикрытие головы и лица и религиозно-рыцарская эмблематика в качестве украшения. Эти два признака можно, как мне кажется, распознать и в летописных известиях. Так, в г. Изяслава Мстиславовича, упавшего с коня, хотели убить свои бойцы, не узнав его. Изяслав успел снять шлем и был узнан. Они полностью закрывали голову рыцаря и выполняли ту же функцию, что горшковидные каски и баскинеты на Западе и шлемы с личиной на Востоке. Один из таких шлемов по-видимому, не древнее г. Он стоял возле головы погребенного воина рис. Четырехчастный корпус шлема скрепляют крестообразно расположенные полосы и обруч по нижнему краю. Вместо навершия у шлема теменная пластинка с колечком. От нее спускаются 4 узкие выпуклые полоски. Таким образом, корпус шлема продольно делится на 8 частей восемью усиливающими полосками способ, известный нам по одному из гнездовских образцов. О происхождении данного предмета судить трудно. В Западной Европе подобные наголовья — предшественники марионов — существовали с конца XII до конца XIV в. В качестве случайных и нетипичных шлемы с полями изображены в Радзивиловской летописи лл.

    Сейчас нельзя учесть все разнообразие типов и видов домонгольских шлемов. К последним, например, относятся экземпляры колоколовидной формы с полями. Прохорова приводится такой образец IX в. В собрании московской Оружейной палаты сохраняется греческая железная шапка с пышной золотой и серебряной насечкой изображением деисуса, двух ангелов, двух херувимов, двух евангелистов и Николая чудотворца. Оленин сопоставил форму данного памятника с шапкой на печати новгородца Ивана Иремьнича на договоре г. Ничего нельзя сказать о мягкой подкладке шишаков. В одном арабском наставлении XIV в. Прилбица, следовательно, являлась меховым подшлемником. Пешки оказалась небольшая продолговатая пряжка от подбородочного ремня. Целесообразно подвести некоторые итоги развитию шлемов X—XIII вв. Домонгольские шлемы восходят к древним азиатским образцам. Но позже X в. Русь, по-видимому, была одной из стран, через которую западноевропейские рыцари познакомились с коническим восточным шлемом тип I. Уже в ранний период боевые наголовья, изготовленные в русских городах, привлекали современников своими отличными качествами и красотой, что и обеспечило им распространение за пределами родной земли тип II. Если в раннекиевский период на выработку шлемов повлиял Восток, то в XII—XIII вв. IIBили образцы, исполненные своеобразия и все больше отходящие от традиционной сферо-конической формы тип III и в особенности тип IV. Этническая определенность вещей такова, что можно определить некоторые шлемы из отечественных находок или как нерусские типы III и частично IIBили как кочевнические, в которых в какой-то мере не исключено влияние русского оружейного ремесла отчасти тип НА. Шлемы раннего периода с бармицами и открытым лицом в XI— XIII вв. Усиление прочности боевых наголовий происходило путем прибавления таких конструктивных деталей, которые увеличивали сопротивление покрытия, почти не меняя его веса желобчатые накладки, каннелюры на тулье и т. Эта особенность будет вообще присуща шлемам русского средневековья, что отличало их от ряда одновременных громоздких западноевропейских образцов например, горшковидных шлемов. Последние предшествуют московским шишакам. Большинство русских шлемов домонгольского периода представляли дорогостоящие предметы, свидетельствующие о высоком социальном положении их владельцев.

    рыбаков шлем

    Роскошь в отделке шлемов, на первый взгляд, вызывает сомнение в их боевом назначении, однако это не так. Сверкающий позолотой шлем и красный яловец выделяли князя или воеводу, делали заметными его действия и способствовали тактическому руководству бойцами в сражениях. Золоченый убор вождя служил для рядовых воинов как бы ориентиром; при движении войска и во время сражения блеск шлема был виден издалека.

    рыбаков шлем

    О храбром князе Всеволоде говорится: Дружинники на десятках рисунков Радзивиловской летописи изображены в шлемах.