7 лучших подлодок Второй мировой

Во время попыток перебросить свои войска из-под Дюнкерка обратно в Англию британцы потеряли много малых противолодочных кораблей. В результате в течение довольно длительного времени конвоям стало придаваться гораздо более слабое охранение. А для командования германского подводного флота ворота в Атлантику были настежь распахнуты что на севере, что на юге. Германия распоряжалась всем европейским побережьем от мыса Нордкап до Бискайского залива. Норвежские порты Берген, Тронхейм, Кристиансунн и Нарвик, французские Брест, Лорьян, Бордо, Ла-Рошель и Сен-Назер стали базами германских подводных лодок. Шли тайные переговоры с итальянцами с целью получения баз в Средиземном море. Япония тоже согласилась, хотя и с колебаниями и скорее неохотно, разрешить германским подлодкам заходить в японские порты, пользоваться доками и получать снаряжение. Дениц располагал теперь широким выбором баз, облегчавшим набеги в Атлантику. Но у него не было достаточно лодок, чтобы использовать все эти базы с такой нагрузкой, которой он хотел бы. Теперь лодки преподнесли противнику сюрприз в виде новой тактики. Ограниченное количество кораблей добилось таких успехов, что казалось, будто целые стаи этих серых волков рыщут на самых жизненно важных участках морских коммуникаций. Днём на конвои больше не нападали. Лодки держались за конвоем до темноты, скликали по радио другие лодки и затем уже наносили среди ночи согласованный удар. Из 59 судов, потопленных в сентябре года, не менее 40 были транспортами, шедшими в составе конвоев. Когда после долгих ожиданий вошли в строй лодки новых конструкций, положение Британии стало опасным до крайности. Месяц за месяцем список потопленных судов рос. В октябре было потоплено 63 судна общим водоизмещением тонн. Некоторые командиры лодок отошли от тактики, к которой они были приучены ранее — занимать позицию с внешней стороны охранения и стрелять по конвою веером торпед. Ночью он всплывал, под покровом темноты прорывался сквозь кольцо кораблей охранения и прокрадывался, словно волк в стаю, в середину конвоя. Пока другие командиры разбирались, где эсминцы и где грузовые суда, он располагался между колоннами транспортов и уничтожал их один за другим. Только позже, когда уже было слишком поздно, эта тактика была принята и другими командирами и ей стали учить на тактических учениях. В ответ на безотлагательные и отчаянные просьбы из Британии Соединённые Штаты обменяли пятьдесят своих эсминцев на право пользования базами в Вест-Индии. Назрело, казалось, время удушить Британские острова, перерезав все основные каналы поставок продовольствия и военных материалов.

Угроза, с которой Британия выступила против Германии при объявлении войны, подействовала как бумеранг. Не Германии, а Британии приходилось затягивать пояс. С начала войны было потоплено британских, союзных и нейтральных судов общим водоизмещением приблизительно четыре миллиона тонн. Не все из них, конечно, стали жертвами подводных лодок. Германские надводные корабли и авиация внесли свой, хотя и гораздо более скромный, но значительный вклад. Ещё в одном вопросе Британии пришлось стать должником. С разрешения датского правительства в эмиграции британцы организовали военно-воздушные базы в Исландии. Попытки убедить Эйре предоставить такие базы не удались. Появление германских подводных лодок у берегов Западной Африки явилось неожиданностью. Сразу были потоплены четыре транспорта. В ноябре оказался атакованным ещё один конвой, и шесть его судов затонуло. О приближении этого конвоя сообщила германская служба радиоперехвата. Во время нападения конвой ещё находился вне зоны действия своей береговой авиации, а корабли эскорта шли к конвою с юга и ещё не успели подойти. Правда, год не оправдал всех ожиданий командования германским подводным флотом. Недостаточное количество лодок был одной из причин этого. Но для британцев это был год глубоких и горьких разочарований.

охотники немецкие подводные лодки

Но это вовсе не повергло их в уныние. Напротив, неудачи пробудили в них неукротимую смелость, которая является фундаментом англо-саксонского характера. А в Германии вышло специальное коммюнике верховного командования, которое порождало у людей чувство уверенности и ощущение того, что теперь с ними уже ничего не случится. Хотя официальные данные о потерях среди подводников не публиковались, но некоторые подробности выплыли наружу, и они показывали, что при достигнутых успехах и возросшем числе подводных лодок, занятых в боевых действиях, потери оказались удовлетворительно малы. Список потерь за весь год составил девятнадцать подводных лодок. С начала войны было потеряно двадцать семь лодок — в среднем полторы лодки в месяц — сравнительно небольшое количество. В начале января Гитлер сделал непродуманное заявление: После этой речи Гитлера он концентрирует всю свою энергию на противодействии угрозе Гитлера интенсифицировать подводную войну. Это он вычеканил фразу: Великобритания приступила к переговорам с США. В этом же январе имела место секретная конференция британских и американских штабов по вопросу об организации американских военно-воздушных и военно-морских баз. В апреле американские корабли официально взяли на себя ответственность за все конвои в пределах мильной зоны у американского побережья. Американские войска были размещены на Ньюфаундленде и в Исландии для поддержки британских противолодочных баз. Американец по имени Генри Кейзер представил американскому правительству предложения о революционных переменах в судостроении. Сутью этих предложений было массовое производство судов в помощь Британии. Но эти планы пока были чисто теоретическими. Но время работало на них. Число новых лодок пока намного превосходило число потерь. В месяц немцы собирались вводить лодок, в то время как потери, исключая катастрофический месяц март, составляли в среднем от одной до четырёх лодок. С другой стороны, в Британии соотношение между вводимыми в строй судами и все возрастающими потерями было один к трём. Битва в Атлантике принимала всё более ожесточённый характер. Капитанлейтенант Мютцельбург был одним из новых асов, сжимавших хватку на горле Британии, подрывая её линии снабжения. Германская служба радиоперехвата сообщила, что идёт гружёный конвой из Канады в Британию и подводные лодки собираются к нему.

По шуму было похоже, будто что-то перемалывают под землёй. Мютцельбург, который уже лёг спать, быстро вскочил, когда ему принесли информацию. Он быстро посмотрел в перископ, но ничего не обнаружил. Лодка всплыла в надводное положение. Кок, мясник по гражданской профессии, парень с грудью шириной в амбарную дверь и спокойствием сенбернара, уже ожидал, что его позовут. Он обладал самым острым зрением на корабле и часто видел невооружённым взглядом то, что вахтенные не видели в цейссовские бинокли. Прошло ещё пять минут, прежде чем верхняя вахта, вооружённая биноклями, разглядела верхушки мачт.

Тихие охотники

Это был конвой, о котором сообщала служба радиоперехвата. Конвой находился в настоящий момент слева на траверзе. Некоторое время Мютцельбург шёл параллельным конвою курсом, чтобы уточнить его курс. Конвой делал зигзаги — то есть выполнял заранее запланированные изменения курса через определённые интервалы времени, чтобы избежать поражения со стороны подводных лодок. Таким образом был определён средний курс конвоя, информация об этом была передана в штаб, а оттуда пошла на другие подводные лодки в этом районе. Только с наступлением темноты Мютцельбург увеличил ход. Под покровом ночи он в надводном положении проскользнул сквозь эскорт эсминцев, на малом ходу бесшумно занял позицию в середине конвоя и стал идти параллельным курсом с транспортами. На мостике царила тишина, на лодке тоже, только моторы мычали свою привычную мелодию. Лейтенант Хайда, старпом, выбирал цель получше, а сам Мютцельбург разрабатывал генеральный план нападения. Казалось, что на лодке слышат шум воды, разрезаемой форштевнем транспорта. Они видели неясные силуэты капитана и его офицеров на фоне ночного неба, которые ходили с одной стороны мостика на другую, то и дело останавливаясь и беспокойно и пристально вглядываясь в горизонт. Это тяжело гружёное судно находилось в самом центре конвоя. Капитан судна, должно быть, чувствовал себя в полной безопасности. Никому на борту транспорта в голову не приходило взглянуть на воду впереди и немного справа и обратить внимание на подозрительную тень или на возникающие под форштевнем лодки предательские белые барашки. Считалось, что подводная лодка не может преодолеть бдительный заслон эсминцев. Мютцельбург специально маневрировал в такой близи от транспорта, чтобы укрыться в его акустической тени. Тем временем Хайда выбрал пару транспортов покрупнее. Он наклонился к Мютцельбургу и молча указал ему пальцем на ничего не подозревавшие транспорты. Он тихо спросил центральный, готовы ли торпедные аппараты. Две торпеды залпом вышли из аппаратов. Каждая поразила по большому транспорту, которые шли один за другим в третьей колонне по правому борту лодки. Небо осветили ракеты, забегали прожектора, ощупывая своими светящимися пальцами море во всех направлениях. Но корабли охранения искали подводные лодки снаружи конвоя. Глубинные бомбы падали и взрывались беспрерывно. Мютцельбург продолжал идти внутри конвоя, не подвергаясь угрозам, и спокойно выбирал себе новую жертву. Для усиления боеготовности лодки он сразу же приказал зарядить торпедные аппараты, из которых только что был произведён залп.

Двадцать минут спустя офицер-торпедист доложил, что оба аппарата снова готовы к выстрелу.

охотники немецкие подводные лодки

Ещё три потопленных судна. На лодке Мютцельбурга не было таких людей, которые с холодным сердцем относились бы к тем, кто на торпедированных судах, разламывающихся, горящих, с шипением погружающихся в пучину, с криками отчаяния борются за свою жизнь. Корвет включил поисковые прожектора, луч прожектора сразу попал на лодку. Случайность или немецкую лодку обнаружили? Мютцельбург приказал дать самый полный, в это же время по лодке прозвучал сигнал срочного погружения, с мостика посыпалась вниз верхняя вахта, последним нырнул в люк Мютцельбург. А лодка уже погружалась, вода с шумом врывалась в лодку через ещё не полностью закрытый люк. Но это не имело большого значения. Разве что делало лодку чуть тяжелее. Всё остальное было делом механика, который уже успел переключить лодку с дизелей на электромоторы. Во время скоростного рывка перед погружением лодка набрала такую инерцию, что стала быстро зарываться в глубину. Мютцельбург не стал уходить на большую глубину и положил вертикальный руль так, чтобы поднырнуть под киль транспорта, который шёл слева по борту. Корвет стал бросать глубинные бомбы по тому курсу лодки, каким его засекли перед погружением. Корвет не решился бросать глубинные бомбы близ транспорта, под которым нашёл прибежище Мютцельбург. Взрывы возле лодки раздались только тогда, когда она ушла на глубинуа потом и метров. Когда они двигались, двигался и Мютцельбург. Электродвигатель служил не только для подводного хода лодки, но и для запуска бензинового двигателя. Аккумуляторная батарея, помимо своего главного назначения, служила для работы двигателей различных насосов, перископа, питала электричеством источники света внутри лодки, а также использовалась для других нужд. Соединённые Штаты стали его первым покупателем. В году США купили у него первую подводную лодку, а после её испытаний — ещё шесть лодок для организации береговой обороны, после чего последовало приобретение у Голланда двенадцати лодок усовершенствованной конструкции. Встревоженные ростом подводного флота Франции, ВМС Великобритании в году сами приступили к строительству таких кораблей. В том же году Голланд продал подводные лодки находившимся в состоянии войны России и Японии, положив начало подводному флоту в этих странах [8]. Однако подводные лодки, использовавшие бензиновые и электрические двигатели, хотя и превосходили по своим техническим характеристикам существовавшие аналоги, были небезопасны.

Бензин попадал на пол трюмов, вызывая взрывоопасные испарения.

  • На ноутбуке плохо ловит вайфай
  • Воблеры флиппер
  • Рыбак ушел под воду
  • Охотничьи и рыболовные базы на карте
  • Из выхлопных труб поступал смертельно опасная окись углерода. Несколько американских и английских подводных лодок взорвались, подводники погибали от выхлопных газов. Однако в течение нескольких лет моряки отдавали предпочтение керосиновому двигателю, который был легче и компактнее дизеля. К тому времени немецкая промышленность была достаточно развита, чтобы поставить строительство подводных лодок на поток, однако поначалу сделать это не удалось. Против создания подводного флота выступил морской министр гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц. Стремясь лишить Великобританию господства на море, он убедил кайзера Вильгельма II отдать предпочтение строительству линейных кораблей, решительно выступив против производства хотя и дешёвых, но зато всё ещё ненадёжных подводных лодок [9]. В то же время фирма подталкивала немецких инженеров к усовершенствованию дизеля, стремясь заменить им керосиновый двигатель. Военно-морские круги Германии поддерживали концепцию фон Тирпица о первоочередном строительстве линейных кораблей и выражали недовольство производством на немецких заводах подводных лодок, поставляемых на экспорт.

    охотники немецкие подводные лодки

    Военным казалось недопустимым продавать лодки, которые, попади они в руки противника, смогли бы нанести ущерб германскому флоту. В конце концов фон Тирпиц, решив оценить боевые возможности подводной лодки, поручил Круппу построить лодку для имперского флота. Когда в декабре года лодка была подготовлена к плаванию, отмечалось, что Германия оказалась последней из великих морских держав, принявших на вооружение подводные лодки, да и то преуспела в своём начинании, только использовав американскую технологию [11]. Среди усовершенствований, использованных на этих лодках, нельзя не отметить новые перископы с превосходной оптикой. Однако наметившийся прогресс в конструкции подводных лодок не убедил фон Тирпица в необходимости форсировать их строительство, и он неохотно отпускал деньги из имперской казны для их производства. В результате подводный флот Германии рос крайне медленно. Предполагалось установить на лодке 4 торпедных аппарата, по два на носу и корме, каждый из которых имел бы возможность один раз перезаряжаться. В период с по год кайзеровский флот заказал у Круппа четырнадцать подводных лодок с керосиновыми двигателями. Эти двигатели были безопаснее бензиновых и более эффективны, чем паровые машины, но им был присущ существенный недостаток: Строителям нужен был дизель, а он, по их мнению, был ещё далёк от совершенства. Первыми установили дизель на подводной лодке французы [13]а не немцы. Примеру французов последовали русские, а за ними англичане, итальянцы и американцы. Лишь немцы ждали, когда дизель будет усовершенствован. И всё-таки в году немцы отказались от керосинового двигателя и в период с по год построили 23 подводные лодки, оснащенные дизелями. К началу Первой Мировой войны во всем мире было построено около подводных лодок. Многие из них были оснащены бензиновыми двигателями или паровыми машинами и не представляли собой серьёзные боевые средства, однако на четверти из построенного числа лодок были установлены дизели и по четыре-пять торпедных аппаратов. Наибольший подводный флот был у Великобритании: Второе место в мире занимала Франция с семьюдесятью лодками на плаву многие из которых были оснащены дизелями и двадцатью тремя на стапелях. Третьей шла Россия с сорока одной подводной лодкой правда, большинство из них были устаревшей конструкции. Четвёртое место занимали Соединённые Штаты, имевшие тридцать одну подводную лодку и восемь строившихся. Германия с двадцатью шестью лодками на плаву и пятнадцатью строившимися занимала лишь пятое место. И всё же роль, которую могли бы сыграть в войне подводные лодки, оставалась неясной. На первых порах предполагалось, что маленькие, с ограниченной дальностью плавания лодки станут нести береговую охрану, однако к началу Первой Мировой войны подводные лодки обрели реальную боевую мощь и оказались пригодными для океанского плавания. Согласно этим законам, ни одно торговое судно не могло быть потоплено без предупреждения сигнала остановиться или, при необходимости, предупредительного выстрелаа также без досмотра и обыска.

    Требовалось узнать, какой стране принадлежит судно: Если оказывалось, что судно принадлежит союзнику, его следовало отпустить.

    охотники немецкие подводные лодки

    В случае, если торговое судно принадлежало противнику и перевозило контрабандные военные грузы, его разрешалось захватить или утопить, а если оно принадлежало нейтральной стране, то только захватить. На захваченное судно полагалось высадить призовую команду, а само судно доставить в порт союзной или нейтральной страны, где вопрос о правомерности захвата судна решался трибуналом. Если судно принадлежало нейтральной стране, но, по вердикту судей, перевозило контрабанду, судно и груз продавали с аукциона, а выручка от продажи шла или в пользу корабля, захватившего судно, или в пользу страны, которой принадлежал корабль. Если же трибунал выносил вердикт, что груз захваченного корабля не имел ничего общего с контрабандой, то корабль, совершивший захват, подвергался штрафу и был обязан компенсировать убытки потерпевшей стороне, а если он принадлежал государству, то за него расплачивалась государственная казна [14]. Кроме выполнения обязательных процедур по остановке и досмотру торгового судна, экипаж корабля, захватившего его, был обязан гуманно относиться к пленённым людям. Различные морские договоры и кодексы [15] устанавливали, что члены экипажа и пассажиры захваченного торгового судна считаются гражданскими лицами, которых нельзя подвергать насилию. Если по каким-либо причинам командир корабля принимал решение потопить захваченное судно, он должен был позаботиться о его экипаже и пассажирах: Любое нарушение морского кодекса считалось негуманным и преследовалось по закону. Если бы они стали их соблюдать, то лишились бы своего основного преимущества: Для того чтобы подать судну сигнал остановиться и сделать предупредительный выстрел, подводная лодка должна была всплыть, ставя себя в незавидное положение. Многие торговые суда могли бы просто уйти от подводной лодки, которая даже при надводном ходе развивала скорость всего лишь от 12 до 15 узлов. При самом неблагоприятном исходе подводная лодка могла и сама подвергнуться нападению. Её могли просто протаранить. Даже в том случае, если бы торговое судно остановилось по сигналу подводной лодки, у её командира возникли бы проблемы с досмотром: Перед командиром лодки вставал нелёгкий выбор: Даже при самых благоприятных обстоятельствах могли возникнуть трудности с захватом и высадкой на судно призовой команды для приведения его в порт союзной или нейтральной страны для судебного разбирательства.

    Если бы судно пришлось потопить, подводная лодка не смогла бы взять на свой борт его экипаж или предоставить людям плавсредства для самостоятельного плавания. Командиру подводной лодки пришлось бы ждать, пока экипаж судна займёт места в своих собственных шлюпках, предварительно погрузив в них продовольствие и другое необходимое снаряжение. За это время подводная лодка могла подвергнуться нападению со стороны подошедшего корабля противника. В одной из своих статей Фишер писал: Отповедь Фишеру и его сторонникам попытался дать в году первый лорд Адмиралтейства [16] Уинстон Черчилль, который, выступая перед аудиторией британских морских офицеров, сказал: Черчилль был не одинок в своём заблуждении [17]. Перед началом Первой Мировой войны общепринятым было мнение, что подводные лодки станут нападать только на военные корабли. В августе года, когда началась Первая Мировая война, германский Флот Открытого моря главные силы военного флота Германии накануне и в годы Первой Мировой войны ещё не был укомплектован тем количеством линейных кораблей, которые собирался построить фон Тирпиц, и не мог противостоять английскому Гранд-флиту главному соединению ВМС Великобритании в период Первой Мировой войны.

    Подводная война Гитлера. 1939-1942. Охотники. Часть I (fb2)

    В то же время и английский флот не отваживался дать решительное сражение немецкому флоту в прибрежных водах Германии. Обе морские державы придерживались выжидательной тактики. За всё время Первой Мировой войны между флотами произошло лишь одно сражение у полуострова Ютландия в Северном море, однако оно было скоротечным и не сыграло какой-либо значительной роли в войне на море. В наступательных операциях с обеих сторон принимали участие подводные лодки, и результаты их боевых выходов в море не преминули сказаться. Рассудив, что подводные лодки представляют собой реальную угрозу на море, обе державы приняли меры безопасности. Британский Гранд-Флит из Норвежского моря со своей базы в заливе Скапа-Флоу перебрался в безопасные воды у берегов Северной Ирландии, а германский Флот Открытого моря ограничил операции в своих прибрежных водах Гельголандской бухтой. Отказавшись от крупных операций против немецкого флота, англичане блокировали побережье Германии подводными лодками, стараясь не пропустить в немецкие порты ни одного торгового судна с военными грузами. Большинство торговых судов поворачивало назад. К счастью, пароход не затонул. Эти два нападения немецких подводных лодок на гражданские суда вызвали возмущение англичан, кровно заинтересованных в безопасности своего торгового флота. Британское правительство объявило действия немецких подводников незаконными, пиратскими и аморальными. Судовладельцы, торговцы и страховые компании призывали мировую общественность поднять голос против пиратских акций немецких подводных лодок. В начале Первой Мировой войны Германия планировала нанести первый удар по Франции, рассчитывая быстро покончить с ней, чтобы в дальнейшем сосредоточить свои силы против России. Однако этим планам не суждено было сбыться. Франция оказала немцам ожесточённое сопротивление. В то же время русская армия вторглась в Восточную Пруссию, и Германии пришлось воевать на два фронта. Рассчитывая на быструю победу, немцы не побеспокоились заранее о тыловом обеспечении своих войск, рассчитанном на долговременную войну, и в результате британской морской блокады Германия в начале года стала испытывать недостаток в железной руде, нефтепродуктах и продовольствии. Тем временем немецкий подводный флот, несмотря на трудности с вооружением, продолжал активные боевые действия. Немецкие подводные лодки, строго соблюдая призовые законы, потопили десять британских грузовых судов общим тоннажем Большинство этих судов было потоплено орудийным огнём, торпеды немцы экономили. Ободренное успехами своего подводного флота, немецкое командование пришло к мысли, что если бы призовые законы были смягчены, то даже небольшое количество подводных лодок смогло бы установить контрблокаду Британских островов. Даже само появление одной подводной лодки у побережья Англии вне зависимости от результатов рейда могло вызвать психологический дискомфорт у большинства населения и вынудить англичан пойти на привлечение больших сил и значительных ресурсов для нейтрализации угрозы.

    Приверженцы смягчения призовых законов считали, что их новая редакция поможет немцам предпринять действия, которые ослабят военно-морскую мощь Англии и заставят её снять морскую блокаду побережья Германии. Однако ни кайзер, ни канцлер не соглашались проявить инициативу в этом вопросе, мотивируя свой отказ тем, что многие страны и так выражают крайнее недовольство действиями немецких подводных лодок. На взгляд высшего немецкого руководства, инициатива Германии могла вызвать ещё большее раздражение различных стран, в первую очередь нейтральных, среди которых числились и Соединённые Штаты, которые были заинтересованы в безопасности морских торговых путей. Для защиты своих коммерческих интересов Соединённые Штаты могли объявить войну Германии. Кроме того, германские власти считали, что немецкий подводный флот слишком слаб, чтобы блокировать Британские острова, а провал блокады привёл бы к унизительным для немцев последствиям. Однако идея смягчить призовые законы продолжала существовать. Её приверженцы заявляли, что при ведении боевых действий моральные принципы неуместны. Их главный довод состоял в том, что, блокировав немецкое побережье и не пропуская в немецкие порты даже суда с продовольствием, Англия сама нарушила призовые законы и другие правовые акты, касавшиеся безопасности морской торговли. Эти аргументы и другие соображения в конце концов убедили кайзера и канцлера установить силами своего подводного флота морскую блокаду Британских островов. Кайзер публично объявил, что, начиная с 18 февраля года воды, омывающие Британские острова, объявляются военной зоной, в которой призовые законы соблюдаться не будут. Кайзер предупредил, что английские и французские торговые суда будут топиться без предупреждения, а меры по спасению их экипажей предприниматься не будут. Исключение устанавливалось лишь для судов нейтральных стран, не перевозящих контрабанду, однако все такие суда должны были действовать на свой страх и риск. Капитаны немецких подводных лодок освобождались от ответственности за ошибку. Первые результаты морской блокады Британских островов оказались скромными. В феврале года двадцати девяти немецким подводным лодкам, осуществлявшим блокаду, удалось потопить всего лишь несколько торговых судов общим тоннажем У немцев было слишком мало подводных лодок.

    охотники немецкие подводные лодки

    В одновременном патрулировании принимало участие не больше шести-семи лодок, а их вооружение оставляло желать лучшего. Морская блокада Британских островов не принесла немцам ожидаемого результата. Первый лорд Адмиралтейства Черчилль во всеуслышание заявил, что германская акция провалилась. Английский импорт в году превысил импорт года. Правительство Англии отклонило все предложения о снятии блокады побережья Германии. Германия ответила бесчинством на море, и вскоре действия её подводных лодок привели в шок не только Англию, но и Соединённые Штаты. В результате торпедной атаки погибли пассажиров и членов экипажа, среди них американцев. Вода уже бурлила у его ног. Он поднялся по трапу и попытался поднять крышку верхнего люка боевой рубки, которая уже находилась под сильным давлением. Вода в лодке поднималась, и оба подводника, оказавшиеся одни в центральном отсеке, надеялись, что смогут вдвоём поднять крышку люка. Паашен и Шмидт надели легководолазные аппараты. Секунды летели, через несколько мгновений лодка окажется на дне. Каждая секунда казалась обоим вечностью… Внезапно крышка, наконец, поддалась, и воздух бурно устремился наружу. Паашен и Шмидт отчаянно цеплялись, чтобы их не выбросило вырывающимся из лодки воздухом. Но постепенно сила вырывающегося потока воздуха ослабла. Боевая рубка наполнилась водой. Пашен дал знак Шмидту выходить, но пришлось применить силу, прежде чем матрос подчинился приказу. На лодках так заведено, что первыми выходят рядовые моряки, затем офицеры и в последнюю очередь командир. Когда он достиг поверхности, у него закружилась голова. Он стал ждать появления офицера. Через несколько секунд Паашен появился на поверхности недалеко от Шмидта. Только в курительном помещении оказалось немало стойких пассажиров, которые у бара за виски взвешивали шансы сторон, вовлечённых в конфликт. Коммодор Аренс взглянул в радиограмму — и ничего не сделал. День или два назад он сразу бы зашевелился и поднял по тревоге всю команду. На этот раз, покачав головой, Аренс сунул сообщение в карман. Она кричала на весь океан, что торпедирована германской подводной лодкой. Несколько секунд её нос торчал над водой, словно надгробный памятник, а потом она исчезла в вечном сумраке глубин — первая жертва новой войны. Судно, потопленное в темноте ночи, было внесено в журнал как воинский транспорт, шедший без сопровождения на полном ходу. Лишь за несколько часов до этого Лемп получил радиограмму о начале войны с Британией. Его волнение можно было понять, когда он вскрыл запечатанный конверт и прочёл инструкции о ведении подводной войны.

    В ночи он заметил тёмный силуэт и был уверен, что это не пассажирское судно, и без тени сомнения принял его за воинский транспорт. Они хорошо попали в цель. Транспорт застопорил ход и спустил на воду шлюпку. Шведское судно продолжило путь, приспустив свой голубой флаг с жёлтым крестом в дружеском приветствии. На следующий день увидели ещё одно судно. Снова выстрел перед носом. Но на этот раз капитан не остановился. Напротив, чёрное облако дыма вырвалось из трубы. Машинисты поддали пару, и было очевидно, что судно хочет уйти на максимальном ходу. Незнакомец выдохнул облако дыма и застопорил ход. Но его радиостанция продолжала работать, непрерывно посылая сигналы SOS. Какая-нибудь британская радиостанция принимала эти сигналы и передавала дальше. А тем временем команда стала спускать шлюпки. Шультце не стал больше стрелять. Он не хотел рисковать и попасть в качающиеся на волнах рядом с судном спасательные шлюпки. С переваливающейся с борта на борт подводной лодки, орудия которой не были оборудованы соответствующей системой управления огнём, можно было положить снаряды среди шлюпок. Судно исчезло в глубине и с ним — его бесстрашный радист. Недостаточная подготовка к войне негативно сказалась и на пополнении новыми самолётами английской авиации берегового базирования. Даже к середине года англичане располагали только двумястами десятью самолётами береговой авиации. Добавим, что эти самолёты не обладали ни эффективным вооружением, ни удовлетворительными средствами для обнаружения целей. Допустили англичане и другие просчёты. Когда летом года немцы начали строить на западном побережье Франции базы подводных лодок, против этого не было предпринято никаких контрмер. Если бы бомбардировочная авиация англичан подвергла возводимые сооружения массированным ударам, подводные лодки противника не получили бы в своё распоряжение базы, не только выгодно расположенные, но и отвечавшие последнему слову техники. Не использовали англичане свою авиацию и для постоянного патрулирования в Бискайском заливе — в районе перехода немецких подводных лодок на отведённые им позиции и обратно на базу. В результате этого упущения немецкие лодки проходили Бискайский залив в надводном положении в дневное время почти с полной уверенностью, что не будут обнаружены с воздуха. В результате этой оборонительной тактики англичане к 1 января года уничтожили в водах Атлантики только сорок девять немецких лодок, позволив немцам к этому сроку более чем в полтора раза увеличить состав своего подводного флота.

    Впрочем, комментируя очередной просчёт англичан, нельзя не отметить, что в конце года в английских военно-морских кругах наряду с концепцией конвоирования судов стала утверждаться и доктрина наступательных действий. Предлагалось наносить авиационные удары по защищённым пунктам базирования подводных лодок и судостроительным верфям, усилить патрулирование районов перехода подводных лодок силами авиации и надводных кораблей и развернуть поисково-ударные группы вдоль основных торговых путей для уничтожения лодок противника. Добившись участия канадских эскортных кораблей в охране конвоев, англичане приложили мало усилий к тому, чтобы передать опыт конвоирования судов личному составу канадского военно-морского флота. В результате канадские моряки долгое время демонстрировали слабую выучку, приводившую к излишним потерям. Англичане справедливо придавали большое значение перехвату и дешифровке немецких радиосообщений. Англичане попридержали свои секреты — и совершенно напрасно. Прежде всего следует отметить, что, несмотря на возможности, открывшиеся после выхода Германии весной года из англо-германского морского договора, немцы не предприняли необходимых усилий для быстрого пополнения своего подводного флота. В результате этой ошибки Германия вступила в войну только с пятидесятью семью подводными лодками, из которых лишь двадцать семь были пригодны для действий в Атлантике. Редко какой-либо род войск вступал в войну столь слабо укомплектованным. Положение стало меняться в лучшую сторону только спустя два года после начала войны. Однако к этому времени англичане сумели полностью развернуть систему конвоирования судов и наладить тесное сотрудничество с Соединёнными Штатами. Возможно, автор местами что-то и приукрашает. А то нет-нет да и подует со страниц книги духом послевоенной апологетики особенно в последних двух главах. У япов сил на создание ПЛО уже не осталось, с Атлантикой не сравнить, она вся кишела кораблями и самолетами союзников.

    6.12. Малый охотник за подводными лодками топит немецкую ПЛ «U-250».

    Я читал,что ошибка японцев заключалась в том,что их подлодки охотились больше за боевыми кораблями,а не за судами снабжения. А американцы больше громили суда и учитывая,что ресурсов у японцев было не очень много,а в особенности проблемы с горючим в конечном итоге оказались роковыми. А американцы больше громили суд. Немцы как всегда, впереди планеты всей, в плане правильных идей. С пятого залпа советским морякам удалось потопить U Раскидав немцев, как щенков, К-3 быстро скрылась за горизонтом на узловом ходу Автор знает происхождение названия бухты Гаджиева в Кольском заливе? И почему, даже вооружённый только пулемётами самолёт, представлял собой угрозу для подлодок? По некоторым параметрам, оптика например, наши подлодки вышли на уровень XXI серии только к концу х. К была повреждена немецкими охотниками и утратила способность погружаться Спустя пару часов разбомблена "Юнкерсом". Использовать штатное арторудие можно было только в условиях отсутствия ответного огня. Если ПЛ не может "скрыться с глаз", нырнув на глубину, грош цена этой боевой единице. А мне Гато больше всего импонируют. Подлодка Барб потопила авианосец и пустила поезд под откос. Плакат Зацени амерский плакат с плавающими самолетиками Вот еще один:. Ну каким боком лодки серии М затесались в этот ряд? Ничем кроме возможности траспортировке по жел. Уж на то пошло Лениницы были более уместными в этом ряду. Между 19 и 21 августа 21 подводная лодка вышли со своих баз и заняли заданные им позиции, готовые к боевым действиям. Запечатанные конверты с боевыми приказами мирно покоились в сейфах командиров подводных лодок. Среди этих офицеров находились и те, кому было суждено несколько месяцев спустя замелькать на первых полосах мировой прессы и стать объектами восхваления со стороны германского радио — Прин, Кречмер, Шепке, Фрауэнхайм, Шультце, Шухардт и другие. Пока будете малевать, пусть птичка спрыгнет с насеста, а то испачкаете. Так несколько неуважительно, но довольно-таки общепринято называли национальный герб — орла — на рубке подводной лодки. В первые годы своего существования Военно-морской флот Финляндской республики был представлен небольшим количеством малых боевых кораблей и вспомогательных судов русского Балтийского флота. Эти корабли по причине слабости корпусов, неисправности Финский флот не имел специализированных кораблей для патрульной и конвойной службы. Малайи Южно-Китайское море потоплен япон.